АстраКульт

Александр Груздев: Работаю голосом (исключительно)

Интервью с известным актером дубляжа 

«Я – Саша Груздев». Мужчина средних лет и совершенно неактерских замашек с улыбкой протягивает руку. Астраханец, известный актер дубляжа, отец шестерых детей.

Когда-то Груздеву было 25. Он приехал в Москву поступать в «Щукинское театральное училище» при Вахтанговском театре. Поступил, отучился год, отчислили. Потом поступил опять.  После выпуска остался в Москве.

Как собственно получилось, что начали озвучивать?

– После «Кукол*» (была такая популярная передача на НТВ про политиков)

А вообще – случайно: выхожу однажды в ночи. Марьина роща. Никого. И вдруг вижу – человек. Стоит на углу, оглядывается – заплутал. Подхожу ближе, а это Дима Филимонов, с которым мы познакомились неделей раньше. Я ему подсказал, как выйти. И он, уже уходя, оглянулся и сказал, что лег в больницу замечательный артист дядя Витя Петров, что у нас  похожие тембры, и  надо фильм озвучить. И  я пришел, и мы начали писать, иногда по 4 фильма в день.

*«Куклы» развлекательная сатирическая телевизионная передача на острые темы актуальной российской политики. Выходила в эфир с 1994 по 2002 год на канале НТВ в прайм-тайм вечером выходного дня. 

И возможно, даже помните самую первую свою работу по озвучиванию?

– Помню самую первую фразу, которую сказал, приехав на Мосфильм: «Свинья со свиньей не встречается, а человек с человеком встречается. Лазарь.» Это был фильм «Закат» по Бабелю.

Теперь в вашей фильмотеке тысячи фильмов. Даже страшно представить, сколько времени это занимает. А сколько уходит на озвучивание, скажем, одного двухчасового фильма?

– Если серьезная картина – два дня. Две смены.

– И каждую роль нужно «прожить» без остатка, для полной достоверности?

– Представьте: человек заходит в телефонную будку, звонок, он трубку снимает, а ему  говорят: дернешься, убью! А в стекле над ухом дырочка.  И весь фильм он стоит в телефонной будке. Говорит, сопит, плюется. Мне пришлось вместе с ним отсопеть, отреветь. Он закатывал истерики, плакал. Так вот его мы писали два дня. В первый – часа четыре, и на следующий день также. Это экстремальный случай, в таких надо очень резко собираться и надо уметь это делать.

А как еще удается проявить актерские таланты? Мы читали, что вы играли в театре.

– Я давно уже не играю, играл, в основном в 90-е,  на разных замечательных площадках. Но уже давно работаю исключительно на телевидении, работаю голосом. В лицо меня никто не знает.

А в чем основное отличие дубляжа от театра?

– Дубляж – это дело быстрое: ты делаешь это сейчас… сию минуту… и нужно попасть в «дыхалку»,  в образ, понять, что за персонаж, что происходит, потому что никто тебе ничего не объясняет.

Театр – это когда ты готовишься, когда осмысливаешь все, у тебя есть время на это. В дубляже его нет.

Когда я дублировал свою первую главную роль: прошло пол фильма, и я вдруг понимаю, что мой персонаж меняется, он — другой. Говорю: – Нет, ребят, надо сначала! – Ты с ума сошел, доигрывай уже, поезд ушел!

Бывают и сходства:  Я дублировал такого безумного наркомана, аргентинца, который периодически падает в обморок. И там был кусочек небольшой, когда этот человек выходит, рассказывает историю про то, что где-то в Аргентине…  любовь, измена…Я выходил из студии – и у меня дрожали колени…

А как вообще надо говорить: в театре, на сцене, за кадром?

– Честно. Я бы объяснил так: вы обращаетесь к огромному количеству людей. Со страной, которая Гитлера скинула. Так вот надо всё время понимать, что в обратку может прилететь, в ответ!  «Что ты  сказал»? «Ты сейчас с кем разговариваешь»?  И вот с этим ощущением надо говорить, с  людьми…  Надо соответствовать, отвечать за свои слова все время. И это требует неимоверных человеческих затрат и вложений.

– Соответствовать чему?

Кто-то слова написал, нам просто надо им соответствовать. Что для этого нужно? Не врать. А как это сделать? Вот в этом-то вся загадка. Стоит  выйти на сцену, про вас сразу все понятно. Все ясно, как только вы открываете рот, врете вы или нет. Если врете – все это не имеет смысла..    «Господа, если к правде святой Мир дорогу найти не сумеет …»

«Публика – дура», – сказала мне одна актриса.  Но эта публика – люди, которые приходят к вам. Зачем? Для развлечения? За правдой. Они ждут от вас правды.  И тогда рождается Чудо.

Мой педагог, воспитавший Гундареву, Миронова, когда-то сказал: «Открывается занавес, начинается спектакль. И если я думаю: «музыка хорошая… декорации потрясающие, режиссер хороший – правильно все сделал, все распределил, и актеры молодцы – тогда все ерунда…Вот когда я забываю, что я зав. кафедрой актерского мастерства, профессор, народный артист Советского Союза, смотрю не отрываясь – тогда это театр, остальное – нет»   Это был Юрий Васильевич Катин-Ярцев.

Как говорить так, чтобы говорить по правде?

– Если ты, принимая на себя текст, себе не врешь, то все у тебя в порядке, выходи и говори.

Любите Астрахань?

– Я астраханец. Я этот город чувствую. Образ его. Запахи… Кажется, что-то меняется. Ни черта не меняется. И дело не в том, что строятся дома и люди переселяются в них. Человеки-то остаются. И я люблю этот город, я им болею. Я им горжусь. Думаю, что Шекспир бы здесь процветал. Я вообще считаю, что астраханская пьеса – это Ромео и Джульетта. Она должна быть в репертуаре астраханского театра.

– Кстати о Шекспире. Что затрагивает он  в вас? Ливанов, например, пришел к тому, что у Шекспира – главное дружба, а не любовь. Ведь любовь, она может быть безответной, а вот предать дружбу…

– Ярость. Гамлет – вообще круг – его можно ставить про все. Абсолютно. Пастернак 13 раз переводил эту пьесу и все время разные переводы.

В каком театре хотелось бы работать на сегодняшний день?

– В театре служить надо. К чему я не готов, по многим причинам. Это такая служба, она подразумевает великую ответственность, к которой я опять же не готов. Театр в Москве, как сказал мой педагог, он вообще сейчас болен. И происходят в нем сейчас такие процессы… правильные, наверное…Как опять же правильно сказал мой педагог: когда в столицах театр начинает болеть, он начинает расцветать в провинции.

Интересно, а Александр Груздев ходит в кинотеатры, смотрит фильмы? Особенно на фильмы со своим голосом, да и не только. Можете абстрагироваться от нюансов озвучивания?

– Когда-то я закадрово озвучивал фильмы подряд лет 7. Как я уже говорил, по четыре в день. Плотно работали: от 600 до 700 в год. Это много. А теперь я включаю телевизор и не помню этого фильма. И смотрю его. И мне интересно, что там будет дальше.

– Ваш друг Сергей Тараскин рассказывал нам в интервью, что ваш голос, он буквально из каждого утюга звучит. Вам такая слава нравится?

– Однажды дядя Витя Петров (тот самый, благодаря которому я попал в  артисты озвучания) мне сказал:  «Поздравляю тебя, Саня. Мы с тобой теперь на носителе.. Мы с тобой уйдем, а это останется».