АстраКульт

Арт-поэзия в Астрахани, или СКВЕРный Пушкин

Рассказывает Ольга Прянишникова

Однажды на просторах поэтической Астрахани появилось молодое и смелое объединение «Скверный Пушкин». И дело даже не в названии (кстати, к Александру Сергеевичу здесь относятся с большим пиететом), а в стремлении ребят быть услышанными. Популярность не заставила себя долго ждать — раз за разом появлялись новые интересные проекты. О том, чем сегодня живет и дышит тот самый Пушкин, рассказала нам Ольга Прянишникова — действующее лицо «Скверного».


История «Скверного Пушкина»


Все пошло от сквера имени Пушкина, потому и СКВЕРный. Именно там мы впервые объединились, чтобы проводить различные мероприятия. Во главе первоначального состава стоял Антон Володин.  Чуть позже объединение реорганизовалось — с тех пор многое изменилось. Диляра Сулейманова, Рауф Зарипов и Евгений Плаксин организовали новую команду «Скверного Пушкина». Свою деятельность мы начали с участия во Всероссийской акции «Ночь искусств», куда был приглашен известный поэт Арс-Пегас. Далее последовали мероприятия в «ДК Баре» и активное участие в  культурной жизни города. К примеру, в прошлом году мы организовали мероприятие с известной поэтессой, хорошо всем известной как «Ах Астахова».

«Скверный Пушкин» участвовал в таких мероприятиях как «Театр под открытым небом» в рамках Волжской палитры, в проекте Областной библиотеки им. Н.К. Крупской «Литературная гармония», принимал участие в мероприятиях «Шаховки». Нынешние организаторы объединения: Диляра Сулейманова, Ольга Прянишникова (наша гостья) и Гульнара Гумбаталиева.


Интересное сегодня


Работа по-прежнему кипит, появились новые проекты. Недавно мы запустили проект «Арт-поэзия» — в первом мероприятии приняла участие астраханская художница Елена Плужникова. Она рисовала, вдохновленная поэтическим творчеством и музыкой. Мы также привлекли к участию фотостудию «Дельта». Поэты написали стихи по двум фотокартинам известной фотохудожницы Дианы Арье. А по итогам лучшие из них получили в подарок эти фотоснимки.

А недавно вновь прошло мероприятие с Ах Астаховой В Драмтеатре. Вернее сказать, организацией занималась студия Grey Rose.

Любопытный момент: мы сотрудничаем со студией Grey Rose очень тесно, так что где заканчивается «Скверный» и начинается «Грей», не понятно. «Грей» пригласил Ах Астахову, а мы внесли вклад как зрители и участники.


«Необязательные» вечера


С момента появления «Скверного» мы ведем «Вечера без обязательств». Каждый раз мероприятия «вечеров» разные. Приписка «без обязательств» означает, что никаких ограничений нет — к нам приходят и профессионалы, и начинающие поэты, которые только-только стали писать и хотят быть частью поэтической группы. Наша площадка открыта для всех. Приходят на «вечера» и профессионалы: Оксана Султанова, Наталья Татаринцева, Александра Зайцева. Выступала у нас Полина Новикова.

На поэтические вечера люди часто приходят, чтобы поделиться своим творчеством и послушать других — этакий энергообмен.

А в марте в «Крупской» проводился Всемирный день поэзии. Организовала его Стефания Данилова. В этом году он прошел в 50 городах, 9 странах, в том числе и в Астрахани. Отбор был очень строгий, выбирали из числа лучших поэтов города, также была составлена «золотая сотня», в список которого как раз попала астраханка Полина Новикова. Мы гордимся этим, она сильный автор и не раз выступала в «Скверном».


Стих как исповедь


Я тоже пишу стихи, в исповедальном жанре. Правда, сейчас у меня творческий кризис. Впервые я перестала писать в 15 лет, тишина повисла на целое десятилетие. А потом, совершенно случайно попала в литературную студию «Ключ» (проект дома-музея Велимира Хлебникова — прим.) — меня привела туда подруга, которая не имеет абсолютно никакого отношения к поэзии, она спортсмен-кинолог. Примерно год сидела я на этих встречах и просто слушала, хлопала ушами, так сказать. А через год начала писать — так атмосфера «Ключа» подействовала на меня — вдохновляюще. Из студии «Ключ» я перебазировалась в студию «Вяз», была и в «Тамариске». Но творческий путь начался все же с «Вяза».

Стихи — это выплеск эмоций, и не только в словесной форме. Это и образы, и звукопись, можно передать свое настроение посредством разных красок. То есть поэзия – это изобразительное искусство, слово и музыка одновременно.

Я очень серьезно подхожу к этому творчеству. Всегда старалась сделать что-то красивое и не просто понятное, а чтобы доходило до самого сознания. Бывает, вы слушаете стихи и не запоминаете слов, но вы их понимаете. Подсознательное восприятие для меня – главное, и я всегда старалась это в своих стихах воплотить. Поэтому я сейчас не пишу — поняла, что старая форма для меня уже не подходит, есть ощущение недосказанности. Другие формы, сложные конфигурации у меня пока не получается освоить. Постоянный творческий рост в «Скверном» приветствуется.

Что такое поэзия? Выплеск душевный. То, что не расскажешь на улице — рождается на бумаге.



«Скверный» не сквернословит,
и другие нюансы объединения
(рассказывает Ольга Прянишникова)

Возраст. Возрастных ограничений здесь нет. Идеально — лет с 17 и до бесконечности.

Участники. У нас смешанный коллектив. Все мы разные. Выходит Эльдар Идрисов, часто читает стихотворение с музыкальной обработкой, человек растет и совершенствуется. Бывает, что первое стихотворение либо шедевр, либо полная дребедень. Самый главный резидент Илья Смоляк — никогда не покидает «Скверный». Постоянно пишет, автор сильный, стихи у него разного характера, больше философского, иногда даже юмористического.

Темы для поэтов. В основном, наши авторы пишут о дружбе, любви и своих проблемах. Даже по себе могу сказать, что никогда не писала ни о Родине, ни о победе — не могу, не получается и все.

Цензура. Несмотря на игру слов в названии, сквернословить здесь не принято. Я не проверяю перед выступлением стихи поэтов, человек читает и несет ответственность за контент сам. Все мы интеллигентные люди — слушаем до конца, а потом спокойно высказываемся, кому понравилось прочитанное, кому не очень. Но «Скверный» не сквернословит: поэзия есть поэзия.

Юмор. Его тоже хватает, но в большей степени обстановка серьезная — смотря, кто выходит на сцену.

Критика. Пока думаем над этим, но уже пришли к выводу, что критика нужна, и есть те, кто ее хотел бы ее получить. Правда, сначала мы решили каждый месяц проводить мастер-классы по стихосложению и по актерской речи. Тут важно учитывать, что поэты довольно ранимы. Сужу по себе: я прошла через шквал критики и знаю, что это такое.  Довольно неприятный момент, и далеко не все это выдерживают.

Как поэту стать частью «Скверного»? Можно просто обратиться к одному из организаторов, например, к героине нашего интервью — Ольга Прянишникова.


Разговор по стихам


– Ольга, наверное, есть большие горизонты впереди?

– Научиться писать верлибром. Это самое сложное в поэзии и самое интересное для меня в данный момент. Из поэтов, пишущих в этом стиле, выделяю Татьяну Грауз (Москва). Я с ней специально связывалась, она мне давала литературу, по которой можно учиться. У Марины Цветаевой много авангардной поэзии: «Поэма конца», «Поэма воздуха», «Поэма лестницы» — написаны в авангарде, мне нравится. Ей присуще словотворчество, со словами она делала, что хотела (смеется).

– А вы не пытались?

– Пыталась. У меня было одно стихотворение, написанное в таком духе, в четком ритме, с четкой рифмой, но с придуманными словами. Это сложно, надо учиться. Важно не переборщить, правильно подобрать образ. Бывает, в стихах они друг с другом не связаны, это тоже неправильно, логическая связка должна быть. На мой взгляд, ломать ритм надо оправданно. Это должна быть какая-то музыка, подключается уже психология. Когда надо привлечь внимание к следующей строчке — например, там кроется кульминационный момент. Маяковский этим грешил, рублеными стихами.

– Как рождаются стихи? Повсюду мерещатся рифмы?

– Бывает и так, в голове рождается что-то постоянно. По своему опыту могу сказать: у меня за неделю начинается мука, внутри что-то кипит, а к концу недели я могу буквально за 5 минут написать стихотворение.

– А вдруг случился кризис – где тогда брать вдохновение?

— Ну, с этим ничего не сделать: молчит и все. Читаю литературу, иногда что-то клеится. А как потом посмотрю и «О, какой ужас»!

Прочитайте свое собственное и любимое

В моём городе лабиринты
Чьих-то судеб,
Чужих желаний.
В моём городе лиц забытых
Видно солнце совсем не встанет.
В моём городе бродит эхо
Тяжко стонет
В оконные стёкла.
Здесь бессильны любые помехи —
Мысли бьются, искрятся током.
В моём городе всё невольно:
Радость, горе, мгновение смерти…
И уходят в рассвет… — «Не больно?»
Те,
Кто был за меня в ответе.

– Не страшно людям озвучивать свое, наболевшее?

– Страшно, это же душевный стриптиз! (смеется) Но в поэзии и музыке есть и такая проблема: очень сложно до конца выразить свою мысль. Подсознательно мы ее понимаем каким-то шестым чувством, а перевести на язык трудно. И это самое страшное для меня. Что-то раз и обрывается… Отсюда идут поиски новых форм, ритмов, рифм – хочется решить проблему недосказанности, сказать то, что невозможно высказать.

– Ваш секрет: как преодолеть страх перед публикой?

– Единственный вариант — брать себя за шкирку и тащить на сцену, причем не один раз, а как можно чаще. Помню, когда Рауф Зарипов был у нас ведущим, спросил у новичка в его первый выход к микрофону: «Как ты себя сейчас чувствуешь?». Тот ответил: «Ноги дрожат».

Я с этим сталкиваюсь, боюсь до сих пор сцены, хотя училась снятию зажимов, сценической речи, постоянно продолжаю себя адаптировать к сцене. К тому же, хорошие стихи можно плохо прочитать — и никакого толку. Сейчас поэзия уже не столько печатная, она ушла в интернет и на сцену.

Секрет успеха – работать, работать и работать, стучаться во все двери, ходить по студиям и, конечно, учиться. Я вообще считаю так: для того, чтобы научиться хорошо писать, надо много читать. И не только Пушкина и Лермонтова! А брать и современных авторов — из сильных: Стефания Данилова, Ефросиния Капустина (пишет больше в авангарде), Полина Новикова, Алексанедра Зайцева, Арчет. Недавно познакомилась с Серафимой Ананасовой, оригинальный автор, не избитый. Это больше рифмованный верлибре, я бы так сказала.

– Сколько книг вы уже прочли?

– Очень много, больше сотни. Сборники, поэзия, критика, научные работы по филологии, проза. Чем больше человек читает, тем больше кругозор, словарный запас, больше инструментов для своего собственного творчества. Это все сначала внутри укладывается, а уже после рождается твое творение.