АстраКульт

Алла Сидоренко: Искусство быть журналистом

Она любит жизнь и творчество

Сидоренко

Мягкая, женственная, всегда лучезарная, — отзываются о ней коллеги. И фамилия у нее музыкальная – Си-До-Ре-нко. А еще говорят о ее особой требовательности к себе, к своему делу: «Ей всегда было всего мало: мало монтажа, мало эфирного времени, мало работы. Если рядом живет такой человек, то хочется жить и творить». Она искренне любит своих героев, маленьких и больших, в кадре и за кадром, зачастую принимая участие в их дальнейшей судьбе. Это ее телевизионные дети – люди и передачи.

На улицах, в маршрутках, магазинах её чаще всего узнают по голосу. За 30 лет работы на телевидении у неё менялись прически, добавлялись килограммы и очки, а вот голос, хоть и стал несколько глуше и ниже, все так же обладает особой теплотой и доверительностью А еще ее улыбка… Как-то случайный прохожий так и заявил: «Когда я Вас вижу, всегда возникает одна и та же мысль: «Вот женщина, у которой нет проблем…». Проблемы, конечно, есть, как у каждого из нас, но звезды (по восточному календарю она скорпион, по китайскому – родилась в год вола) говорят, что унывать просто некогда. А в японской книге перемен в разных вариантах выпадает один и тот же совет: «Возделывайте свой сад. Не надейтесь, что успех придет к Вам сам собой, трудитесь – и Вам воздастся.» Словом, «паши!». Казалось бы, – не до улыбок. Но те же звезды наградили твердым характером, умением достигать намеченной цели и ужасно несовременным на сегодняшний день альтруизмом.

«За 40 лет столько всего накопилось, что нужно писать книгу», — то ли в шутку, то ли всерьез признается наша героиня. В записных книжках журналиста сотни интересных фактов и дорогих воспоминаний.

Моя родословная

Прадед мой вырезал оклады для икон в Астраханском Покровском кафедральном соборе, а бабушка по отцовской линии, дочь морского офицера, стала артисткой Казанского императорского театра. С одной стороны в роду Свечниковы, Иконниковы, Зарницыны, а девичья фамилия матери – Казанова. Да, да – именно с ударением на третий слог. В роду и бедные, и богатые, красные и белые, священники и артисты, партийные работники и музыканты. Страна награждала их и Георгиевскими крестами и Орденами Ленина. Всё, как у всех в России. Не было в семье только журналистов.

Пионерка, комсомолка, отличница, правда не спортсменка. Этого не надо. Зато писала стихи, неплохо пела и даже семь лет занималась в хореографической студии при Дворце пионеров. О журналистике и не думала. Голубая мечта – филологический факультет Ленинградского университета. Но судьба закинула в Астрахань. Ох, уж эта судьба. Случайно приехала на несколько дней погостить и попала в холеру. Выезд только в сентябре, через абсерватор (едва ли кто-то сейчас помнит это слово).

Чтобы не пропадал год, вся в слезах, подала заявление в педагогический. Счастливая, беззаботная студенческая жизнь продолжалась всего два года. Умер любимый отец. Пришлось в 19 лет принимать серьезное самостоятельное решение – перевелась на заочное отделение. Дорогие наставники, во главе с ректором, Александром Васильевичем Лебедевым, сделали невозможное: оставили в общежитии, устроили на работу методистом факультета общественных профессий. В 20 лет встала во главе этой структуры. Вот где пригодились и ответственность, и организаторский талант, и любовь к искусству. Проявились бабушкины гены. Именно с 1974 года я отсчитываю свой творческий путь. Затем в моей жизни был Астраханский драматический театр, где впервые стали называть по отчеству, правда на особый манер – Аллочка Георгиевна. Карьера складывалась успешно: заведующая литературной частью, заместитель директора театра. Казалось бы еще шаг… Но у судьбы своя колея. В 1982 году сжигаю все мосты и перехожу на работу в астраханскую студию телевидения. В 28 лет впервые на экране. Поздно. Правда были студенческие пробы пера: вела несколько выпусков популярной программы В субботу вечером, а в бытность театральной жизни рекламировала на экране новые спектакли. Но телевизионщики знают: работать на ТВ между делом нельзя. Это либо вся жизнь – либо… В общем, второго не дано…

Начало в молодежной редакции: теледискотеки, марафоны, бесконечные командировки в летние студенческие отряды. Именно под руководством старшего редактора Льва Гельфмана и режиссеров молодежной редакции постигала Алла Сидоренко основы журналистской профессии. А уже через три года возглавила редакцию художественных программ. Было у кого учиться, с кем делить радость первых успехов и что греха таить – неудач. Каждый – личность, у каждого свой неповторимый почерк.

Первые шаги

Это случилось в первые дни моего знакомства с телевизионной «кухней». До этого дня все представления об этом сложнейшем организме ограничивались редакцией и студийным павильоном. А здесь, разыскивая моего режиссера, Светлану Алексеевну Кузнецову, забрела в киноцех (сегодня в этом здании располагается административный корпус).На первом этаже стойкий запах химических реактивов – здесь проявляют кинопленку. Поднимаюсь на второй. Длиннющий коридор с закрытыми дверями, из-за которых раздаются непонятные звуки. Прислушиваюсь, пытаясь разобрать знакомый голос. Говорят на каком-то иностранном языке, быстро, почти скороговоркой. Скудные познания в немецком и английском не помогают. Вдруг пауза – несколько знакомых звуков – и опять поток «эсперанто».Так и не решившись постучать ни в одну из дверей, возвращаюсь в редакцию. Осторожно интересуюсь у коллеги: «Галя, а что, при монтаже пленки используется особый иностранный язык?» Галя пытается понять, о чем я спрашиваю. После долгих объяснений в редакции общий хохот. Все оказывается очень просто: отснятый материал в то время представлял собой два мотка пленки. На одном изображение, на другом – звук. При монтаже их нужно было синхронизировать, говоря проще – подгонять звук под изображение. Вот и гоняли звуковую пленку взад и вперед на скорости. Эти звуки я и слышала в коридоре: не мама, а – амам, не берег, а – гереб.

Вот тебе и иностранный язык.

 «Как нарисовать птицу…» (первая награда)

В самом начале телевизионной жизни мне посчастливелось испытать настоящий успех. Астраханская программа «Как нарисовать птицу» завоевала призовое место на Всесоюзном фестивале молодежных программ. Из 120 представленных работ жюри отметило – десять. Но главное даже не приз – (керамическая напольная ваза, которую я везла из Молдавии, где проходил фестиваль, через Одессу – в Астрахань) , а тот творческий азарт, то мучительное, но такое радостное волнение, что испытывает любой творческий человек, найдя единственно правильное решение.

Сюжет фильма, на первый взгляд, очень прост. Главная героиня – чемпионка мира по художественной гимнастике, 16-летняя астраханка Галина Белоглазова.

Привычный набор фрагментов: тяжелые, многочасовые тренировки, триумф победы, исповедь спортсменки, интервью с тренером, родителями, фанатами. Было тысячу раз. Штамп на штампе… Пять вариантов сценария и на всех безжалостная резолюция режиссера, замечательного профессионала Юрия Андреевича Заворотнюка: «Не то… Думай!». И через месяц бесплодных усилий – вдруг! Именно вдруг! вспомнила стихи французского поэта Жака Привера «Как нарисовать птицу…»

«Сперва нарисуйте клетку с настежь открытой дверцей.
Затем нарисуйте что-нибудь красивое и простое
И нужное очень для птицы.
Затем в саду или в роще к дереву полотно прислоните,
За деревом этим спрячьтесь, не двигайтесь и молчите.
Иногда она прилетает быстро и жердочку в клетке садится.
Иногда же проходят годы и нет птицы…»

Поздним вечером судорожно набираю номер режиссера: «Юра, послушай!» читаю стихи. На другом конце провода молчание, а затем высшая похвала: «Ягода, ты – гений!» («Ягодой» Юрий Андреевич называл женщин-коллег только в минуты особого расположения).

А дальше – дело техники. Стихи подсказали ход режиссерского решения. Вы скажете: «Так просто? Вспомнила стихи – и награда в кармане…» Но для того, чтобы вспомнить, нужно, как минимум знать, кто такой Превер.

Кому нужна «кукла»…

В 80-е годы коллектив Астраханской студии телевидения представлял собой целое созвездие индивидуальностей. ТВ в то время было еще в подростковом возрасте, казалось невероятным волшебством, потому и ринулись осваивать это ремесло десятки талантливых людей: поэты, драматурги, театральные режиссеры и актеры, газетчики и специалисты радио, — все вместе создавали астраханское телевидение. К нам, молодым, относились бережно, почти нежно. В обиду не давали, но и стать своим, коллегой, в этой команде было непросто. Помню такой случай. Был у нас знаменитый студийный оператор – Анатолий Кирьянц. Все журналисты (тогда их называли редакторами) знали: понравишься Кирьянцу – будешь в кадре принцессой, не понравишься – крокодилом. Я ужасно его боялась. Кому хочется плохо выглядеть на экране? Поэтому на любое его замечание я согласно кивала. И видно делала это так часто, что мэтр не выдержал: «Барышня, — сказал он, — Вы что, так и будете всем кивать, со всем соглашаться? Так из Вас журналиста не получится. Кому же нужна кукла!» Урок был на всю жизнь…

«Золотой ключик»

В 1991 году началась телевизионная жизнь фестиваля юных маэстро «Золотой ключик», на котором Алла Сидоренко выступила и автором, и ведущей. За 20 лет фестиваль поддержал более ста тысяч одаренных детей Астраханской области. Лучшие телевизионные режиссеры, операторы, художники, звукорежиссеры государственной телерадиокомпании «Лотос» работали над репортажами и дневниками фестиваля.

Нет ничего сложнее на телевидении, чем работа с детьми. Она требует не только профессиональных навыков, но и знания детской психологии. «Разве могли мы подумать тогда, — признается Алла Сидоренко, — что фестиваль проживет так долго и успешно. 12-13 передач в год. Это без преувеличения один из самых массовых детских проектов в России. В жюри фестиваля были ведущие педагоги, артисты, музыканты, писатели. Детям предоставлялись лучшие концертные площадки. Этот фестиваль с самого начала получил признание и у детей, и у взрослых. Когда отдаешь много сил, а главное сердце, результат обязательно будет. Сотни юных талантов в дальнейшем стали настоящими профессионалами. Но самое важное — «Золотой ключик» научил детей чувствовать и понимать красоту.

Одно лишь перечисление телевизионных фестивалей искусств, созданных совместно у Управлением культуры г .Астрахани, репортажей и прямых трансляций с фестиваля вокального искусства имени Барсовой и Максаковой займет немало времени. Ограничимся итогом. За серию авторских проектов Алла Сидоренко в 1998 году была награждена знаком «Подвижничество» и дипломом «За преданность культуре», а на следующий год в областном конкурсе «Лучший по профессии» она завоевала первое место.

«Рядом с великими…»

Телевидение подарило мне встречи с сотнями удивительных людей: врачами, педагогами, рыбаками, поэтами, артистами. За каждым героем передачи человеческая судьба, характер, жизненная философия. Но среди множества впечатлений есть особые страницы, что останутся в памяти на всю жизнь.

Ирина Константиновна Архипова, народная артистка Советского Союза, лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического труда – она приехала в Астрахань на фестиваль вокального искусства имени В. Барсовой и М.Максаковой с сольным концертом. И, о счастье! Согласилась на интервью. «Только пять минут, не больше!», — казала, как отрезала. Вообще она произвела огромное впечатление даже своим внешним видом: высокая, статная, с гордой осанкой. Несмотря на возраст и болезни – в отличной профессиональной форме. Голос звучит великолепно. Журналистов явно недолюбливает.

Готовлюсь задать свой первый вопрос. И вдруг она говорит: «Послушайте, Вы можете мне объяснить, почему, когда певица берет самую сложную высокую ноту, — вы обязательно показываете ее крупный план? Это же трудный физиологический процесс: связки напрягаются, лицо искажается, а вы, как нарочно, во весь экран. Какая бестактность».

Чувствую себя ответственной за все российское телевидение. Что-то лепечу в оправдание. Видя мое смущение, примадонна смягчается: «Ну что там у Вас за вопросы?» Гордясь своей смелостью и оригинальностью, выпаливаю: «Ирина Константиновна, а какой вопрос Вам никогда не задавали?» «Все, кроме глупых,» — как ледяным душем окатывает меня Архипова. Чувствую, еще минута и она уйдет. «Так мне и надо», — проносится в голове. Нужно понимать, с кем говоришь. Спасает ситуацию наш замечательный оператор Анатолий Зимний: «Ирина Константиновна, мы слышали, что Вы заядлая рыбачка… А у нас, на Волге, уже посидели с удочкой?» Глаза певицы теплеют: «Ох, хитрец… Откуда знаешь? Это давно было… Сейчас меня ни одна лодка не выдержит,» — смеется. Пауза помогает мне собраться. Спрашиваю о новой программе на стихи Пушкина, о встречах с потомками поэта. Лед тронулся! Интервью продолжалось еще 20 минут. К сожалению, запись не сохранилась.

Карина и Рузанна Лисициан

Дебют на оперной сцене выдающейся оперной певицы, астраханки Мариии Максаковой состоялся в начале 20 века в поселке Красный Яр. Она исполнила партию Ольги в опере «Евгений Онегин». Отдавая дань этому событию, участников фестиваля вокального искусства имени Барсовой и Максаковой, среди которых были камерные певицы Карина и Рузанна Лисициан, повезли с концертом в районный центр. Приезжаем. Холодный, темный, неприветливый клуб. Никаких афиш. С десяток зрителей. А наши гостьи в воздушных концертных платьях, туфельках. Ведущие артисты столичных театров. Ужасно стыдно за чью-то нерадивость. Пытаемся спасти положение, но получается плохо. Случайные прохожие, которых просят пройти в зрительный зал, лишь усугубляют общую неловкость. Артисты честно работают. Мы снимаем. Сестры Лисициан выступают первыми. А затем, прячась в шубки, мерзнут в фойе. Предлагаем им вернуться с нами в Астрахань, отвезти их в гостиницу. С радостью соглашаются.

В дороге, как могу, стараюсь снять напряжение. Веселеют. Предлагают настоящий армянский кофе (в термосе). Прощаемся почти по-приятельски. Чувствую, что не могу оставить эту ситуацию до утра. Звоню директору студии, Юрию Сергеевичу Маркову, прошу разрешения выйти в прямой эфир в вечернем выпуске новостей.

За 30 лет работы на ТВ – это был единственный случай, когда я вышла в эфир без подготовки, в обычном дорожном костюме. Сейчас не помню дословно, что я говорила, какие нашла слова, но на следующий день коллеги поздравляли меня как героя!

А зал филармонии в тот вечер был переполнен.

Именно в 1998 году в эфире Астраханского государственного телевидения стартует новый авторский проект Аллы Сидоренко «Стражи столетий». За десять лет было создано 20 фильмов о выдающихся астраханцах: артистах, художниках, писателях, меценатах, просветителях, внесших огромный вклад в развитие духовной жизни региона.

В 2002 году за достижения в профессиональной деятельности и значительный вклад в эстетическое воспитание жителей региона, пропаганду лучших образцов отечественного искусства Алла Сидоренко была награждена Медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

В 2009 году любимый проект получает второе дыхание: ГТРК «Лотос» выигрывает гранд на продолжение цикла «Стражи столетий» и в течение одного года на экран выходит 4 фильма «Птенец гнезда Петрова», «А счастье было так возможно…», «Вещие струны», «Столетий неведомых страж».

Разве можно было осилить такой объем без профессиональной команды, постоянной поддержки руководства компании и специалистов, учреждений культуры и краеведов Астраханской области.

Стражи столетий

К циклу видеофильмов «Стражи столетий» я приступила в 48! Через 20 лет работы на телевидении. Долго рассказывать, что этому предшествовало. Лучше поделюсь самыми яркими страницами 12-летнего марафона, когда домашние поздно вечером, чаще всего, видели меня, сидящей в кресле с очередной монографией в руках. Прежде чем попытаться рассказать землякам средствами TV о соли земли астраханской, ее живительных потоках, — необходимо было перечитать все, что было написано, снято до меня.

С почтительным трепетом я относилась и к рекомендациям моих соавторов, астраханских краеведов, сотрудников музеев и библиотек. О каждом из них можно написать отдельный очерк: профессионалы высшей пробы, фанатично преданные своему делу. Низкий им поклон и благодарность. А теперь об однои из героев моих фильмов.

Велимир Хлебников – самая таинственная фигура в череде выдающихся астраханцев. «Тихий гений» — так называли его современники. «Председатель земного шара» считал Астрахань своей Родиной. В советской школе его имя лишь упоминалось на факультативных занятиях в череде поэтов-новаторов начала 20 века. В институте (на филологическом!) лишь пунктирно обозначали его эксперименты в словотворчестве.

Поэтому начала с того, что в отпуске внимательно прочитала толстенный черный фолиант избранных произведений хлебникова и, лишь напитавшись волшебными строчками: «Русь! Ты вся поцелуй на морозе…», решилась обратиться к хранителю бесценного наследия поэта в Астрахани Александру Александровичу Мамаеву.

Нужно сказать, что сам поэт весьма снисходительно, если не сказать враждебно, отнесся к нашей идее создать фильм о его жизни (не решилась сказать: поэзии Это космос!).

Нет, нет, я не оговорилась. Именно он, Велимир Хлебников, всячески препятствовал процессу. Помните легенды, так популярные среди музейщиков, о том, как поэт являлся ночью в свой дом, о его разговорах со сторожем. Сказки? Возможно… Даже наверняка больная фантазия. Но… Телевизионная техника на съемках и при монтаже постоянно ломалась, мы собственноручно стирали (случайно, конечно) записанные накануне эпизоды. Заслужить доверие гения было непросто.

Наконец 1 часть трилогии, которую мы назвали «Корни», была готова. Чтобы продолжить задуманное, нужно было заручиться согласием участвовать в съемках Мая Петровича Митурича-Хлебникова, племянника великого поэта, академика живописи, сына сестры Велимира, самобытной русской художницы Веры Хлебниковой и его лучшего друга художника Петра Митурича.

Повезли первую часть фильма в Москву. Вот с этого места нужно подробнее. Не упустить ни одной детали.

Май Петрович как-то обронил: «Он, Велимир, это мощный ствол, а мы лишь листочки на его дереве». Но корни были столь мощными, что их энергии хватило и на потомков. Это тот случай, когда природа не отдохнула на них, а щедро одарила талантами.

Май Петрович… Большой, наивный ребенок, с глазами мудреца, с неизменной папиросой в красивых нервных пальцах, в уютной шерстяной кофте. Встречает приветливо, но сдержанно. Мы так готовились к этой встрече. Мы – это режиссер Наталья Васильева, оператор Андрей Зверев, ведущий – заслуженный артист России Никита Ширяев и я, автор, продюсер, администратор в одном лице.

Смотрели материал на кухне. За чашкой очень крепкого, удивительно вкусного чая.

Первые титры. Музыка.

Боимся поднять глаза на экран. Май Петрович и его жена Ирина Владимировна видели столько работ о великом родственнике…

Через несколько минут Май Петрович начинает судорожно закуривать очередную папиросу, протирает очки. А еще через 30 наши мучения завершаются. Художник целует руку мне и Наташе, обнимает Никиту и Андрея. Спешит к телефону: «Ира! Где номер Вити?» (Виктор Григорьев – профессор института мировой литературы РАН, выдающийся хлебниковед).

«Витя, у меня астраханцы. Мы сейчас смотрели новый фильм о Велимире. Я впервые не уснул и всё понял. Тебе обязательно нужно с ними встретиться».

А на завтра были съемки – дома и в мастерской знакомство с Григорьевым с дочерью и внучкой Мая Петровича. Все вместе поехали на кладбище, к Велимиру. В этот день небо было высоким, ярко краснели гроздья рябины, было тихо и очень спокойно. Мы слушали семейные предания, читали стихи

«Мне мало надо
Краюху хлеба
Да каплю молока
Да это небо, да эти облака»

А через месяц на мой адрес пришла бандероль из Москвы, а в ней авторская работа М.П. Митурича-Хлебникова: над подоконником, в легкой, изящной клетке весело поет маленькая розовая птичка. На оборотной стороне дарственная надпись: «Милой Алле Георгиевне, на добрую память М. Митурич. 2000 год».

В 2012 году Алле Сидоренко указом Президента России присваивается звание «Заслуженный работник культуры Российской Федерации».

Казалось бы, можно почивать на лаврах, но помните ее гороскоп «Останавливаться нельзя!» Ее жизнь – это постоянное движение, творческий поиск. Серия краеведческих эссе «Прогулки по Астрахани», цикл передач «Династия» с Марией Максаковой-младшей в качестве ведущей и наконец обзорная аналитическая программа «Астраханская культура представляет…» далеко не полный перечень ее сегодняшних работ, преданного служения Российской культуре.

Мечтаю…

Мечтаю об авторской аналитической программе, посвященной астраханской культуре. Ведь у нас как принято: о культуре либо хорошо, либо — никак. А критика, анализ, мнение специалистов и зрителей – так необходимы для движения вперед. Мечтаю увидеть «Золотой ключик» — международным и продолжить цикл «Стражи столетий».

О юбилее

Все эти годы рядом со мной моя семья: муж, верный друг, надежная опора Виктор Андреевич Сидоренко, дети, внуки. У меня нет ощущения итога. Наоборот – много недозавершенного. Сейчас для меня наступило очень хорошее время… Когда я все понимаю и еще что-то могу. Есть опыт, физические силы, знания, умения и не покидает чувство реальности. Телевидение – это скоропортящийся продукт, поэтому здесь нужно мыслить на 5 лет вперед. С удовольствием работала бы в молодой команде. Очень хочется по-прежнему быть нужной своему зрителю.