АстраКульт

Наталья Антоненко: «В нашей профессии спокойствие опасно…»

Актриса драмтеатра о ролях и зрителях

Наталья Антоненко — не просто актриса, она символ Астраханской «Драмы». Не одно десятилетие было проведено ею на главной сцене, в самых разных образах. А сегодня мы увидим ее в роли самой себя, за кулисами театра. И поговорим по душам, о прошлом и настоящем. И услышим такие интересные мысли: об актерах и амплуа, о классике и комедии, о зрителе и его реакции на театр. Да и не только об этом. Вы услышите это тоже, прямо сейчас…

В гримерке у Натальи Викторовны светло и тихо. Усаживаясь для комфортной беседы возле трюмо, актриса отмечает, как много значит для нее это кресло: столько раз гримировалась она в нем перед большим зеркалом, что сегодня уже и не сосчитать! На стене в этой уютной комнате развешаны картины – все они посвящены цветам разных сортов: желтым, фиолетовым, красным… Что придает помещению яркие акценты и одновременную легкость. Цветы — как наша собеседница. Жизнерадостная, улыбчивая, утонченная…

Она отдала служению астраханскому Драмтеатру более 40 лет. За такой большой период работы в театре Наталья Антоненко воплотила в жизнь множество ярких и запоминающихся образов.

Будучи еще студенткой, Антоненко сыграла одну из самых любимых своих ролей – Снегурочку в одноименной пьесе А. Островского. А потом были Екатерина Медичи («Королева Марго» А. Дюма), Памела («Дорогая Памела» Дж. Патрика), Мерчуткина («В бенефис господ артистов» А.П. Чехова), Нина Александровна Кармина («Женитьба Белугина» А.  Островского), Катерина («Семейный портрет с посторонним» С. Лобозерова), Гурмыжская («Лес» А. Островского), Москалева («Дядюшкин сон» Ф. Достоевского), Голда («Поминальная молитва» Г. Горина) и множество других ролей.

Наталья Антоненко в спектакле «Королева Марго»


От утренника до театра


– В какой момент актерство ворвалось в вашу жизнь?

– Специально я не готовилась стать актрисой, но с раннего детства очень любила читать стихи. Иногда бывает, что ребенок читает стих, но слышишь лишь заученные строки. А бывает, что ребенку от природы дан талант понимать то, о чем эти строки рассказывают. Мне было 4 года, на утреннике в детском саду я читала стихотворение (и вот уже Наталья Викторовна читает нам то стихотворение по памяти, а мы воображаем перед собой маленькую девочку в праздничном одеянии — прим.):

«Летит снежинка, упала на елку.
И тут же попала она на иголку.
Мы елочку в светлом поставили зале,
Игрушками дружно ее украшали.
Не стало вдруг звездочки снежной,
Ажурной, узорчатой, нежной».

Стихотворение прозвучало так грустно, что у нас навернулись на глаза слезы. А Наталья Антоненко рассмеялась и мигом рассеяла образ четырехлетней девчонки:

– Я маленькой тогда была, а снежинку эту видела так ясно, когда читала стихотворение на утреннике. Эти эмоции передались вам. Видеть и понимать то, о чем говоришь, научила меня мама. Если о яблоке рассказываешь, то какое оно – вообрази. Зеленое? С червоточиной? С корешком?

– И с тех самых пор ваш талант рос вместе с вами?

– Да, потом на меня обратили внимание в школе: часто педагоги просили прочесть стихотворение. Был у нас кружок драматического театра. И узнав о нем, но еще не имея мыслей об актерстве, я небрежно пришла туда. Посмотрела, что-то переняла. Педагог оценил то, что я делала, и посоветовал поступать в театральный. Сказал – и забыл. И я – тоже.

Я хорошо училась в школе. Всегда удивляюсь словам, будто в актеры идут люди с низким уровнем школьных знаний. Меня радует, что я все-таки не была плохой ученицей. Случайно я открыла газету и увидела объявление о наборе в театральную студию в Астраханском музыкальном училище. Я быстро выучила басню, прозу и стихотворение и пошла на пробы. Дело было в июне, а значит, пробовалась в актрисы я одновременно со школьными выпускными экзаменами. И поступила.

Мы рискнули спросить, в каком году это случилось, на что актриса рассмеялась:

– Стоял 70-й год, ребята, вы еще тогда не родились!

Этой весной заслуженная артистка России Наталья Антоненко отпраздновала свой юбилей. Родной драмтеатр сделал ей особый подарок — на любимой сцене, с любимыми зрителями… 

– Была, наверное, в вашей биографии и самая неожиданная роль?

– Поначалу я играла девочек, голубых героинь: худеньких и маленьких, как я. И вдруг в 25 лет мне, еще такой молодой, дали роль старухи — 80-летней женщины. Сама новость меня шокировала и расстроила до слез. Но ведь тогда я даже не подозревала, что именно эта роль станет одной из лучших в моей жизни.

Я с удовольствием играю в классике: классический драматург даже небольшую роль наделяет большими возможностями для актера, чтобы проявить себя на сцене.


Актерские уроки


– Спустя столько лет вы, наверное, умеете все?

– У меня нет такого ощущения. И его надо бояться, потому что как только я почувствую, что умею все, тут я и погибла. В этой профессии спокойствие — «Я умею все» — опасно.

Для меня иногда звенящая тишина в зале дороже аплодисментов. 

– А как относитесь к актерскому амплуа?

Амплуа бывает губительным. Был период, когда я часто появлялась на сцене как комедийная актриса. Мне нравится играть комедийные роли, но в определенном возрасте стало в них тесно. Это был единственный случай, когда я подошла к режиссеру и попросила роль иного плана. Использование актера в одном качестве неминуемо ведет к штампам, а штампы в нашей профессии — погибель. Актер сам чувствует, что нельзя засиживаться на ролях одного плана — должна быть амплитуда большая, чтобы про актера сказали: он может играть все.

В актерской профессии есть свои издержки. Иногда актёр может получить роль в пьесе, которая ему совсем не по душе. Но он сыграет ее так, что зритель этого не заметит. Хотя играть комедийную роль, когда в реальности тебе грустно – тяжело.

Очень важно в актерской профессии уметь ждать: твоя роль обязательно к тебе придет.

– Однажды про свою роль в «Поминальной молитве» вы сказали: «Она приносит настоящее удовлетворение от участия в спектакле»…

– Я еще не знаю: сыграю ли лучше или чуть-чуть хуже, но уверена, что выложусь вся, до конца. С возрастом, когда начинаешь анализировать прожитые роли, ты понимаешь, что умеешь не все, но очень многое. Сцена – лучший учитель, она учит быть в напряжении всегда, особенно это касается провинциальных актеров…

Фото: afisher.info

Подушка моя хорошо знает, когда я получаю роль, сколько мыслей провожу о предстоящей премьере без сна.

– Изменился Ваш театр за 40 лет?

– Конечно, изменился, и очень сильно. Он отличается от того театра, в который я пришла девчонкой. Но я остаюсь актрисой того понимания жизни театра, которому меня учили мои педагоги.