АстраКульт

Юрий Кочетков: Режиссер, который спасал спектакли

Народный артист – о театре в своей жизни

Юрий Кочетков

Имя этого человека навсегда вписано в историю Астраханского ТЮЗа и летопись театральной жизни нашего города. В театре юного зрителя он провел уже полвека, большую часть из которого — в роли художественного руководителя и главного режиссера. Сегодня мы поговорим с Народным артистом России Юрием Кочетковым о том, как все начиналось, о судьбоносных встречах и казусах на сцене — словом, обо всем, что делает театр таким особенным.

Театральные коридоры

В предвкушении интересного и долгого разговора мы заходим в тот самый кабинет, где не раз бывали именитые актеры. Борис Невзоров, Эммануил Виторган, Владимир Меньшов, Владимир Стеклов, Анастасия Заворотнюк (которая, по собственному признанию, выросла за кулисами театра). Друзья до сих пор с большой теплотой вспоминают те времена и нередко навещают родной ТЮЗ и родного человека. А на пути Юрия Владимировича вырастают все новые поколения студентов и актеров — он старается держать руку на пульсе современности.

Юрий Кочетков, Астраханский ТЮЗ

Вот и покинув многолетний пост, остается в театре — будучи Президентом организации культуры и искусства ТЮЗа. На его глазах и при его участии творятся чудеса для юных и не юных зрителей. Да и астраханскому отделению СТД России, председателем которого является, он уделяет особое внимание.

Детская клятва

 За свою жизнь я был и актером, и режиссером, и директором, и завлитом, — признается Юрий Владимирович. – Но ближе всего мне, конечно, режиссура. Мы с Эммануилом Виторганом, будучи еще мальчишками, поклялись, что я буду режиссером, а он — актером. В Драмтеатре тогда шел спектакль «Отелло». С соседскими ребятами мы собирались во дворе театра — мой отец был директором в Драмтеатре, потому у нас был туда доступ. Я распределял роли, как положено режиссеру. Виторгану досталась роль Родриго. А себе, пользуясь «служебным положением», я выбрал наиболее эффектную роль — красавца Кассио, которого ревновал Отелло к Дездемоне.  А потом, во время очередного показа каждый записывал свою роль во время спектакля. И, подготовив спектакль, устроили свой театр, куда пришли настоящие актеры — для них это, конечно, было просто развлечением, ну а мы играли на полном серьезе.

Юрий Кочетков и Эммануил Виторган

Эммануил Виторган на юбилейном вечере друга

 Вообще судьба вела меня с самой начальной школы рядом с людьми, которые стали потом выдающимися актерами. Еще до Астрахани мы жили в Ставрополе, где учились с Виторганом в одном классе и даже сидели за одной партой. Во 2 классе мы разыграли наш первый спектакль дома – сцену из «Гусарской баллады».

Гусары спят ночью, когда приходит срочное сообщение о приближении французов. Мы вскакиваем на стулья и несемся навстречу врагу.

До сих пор он пишет, что именно благодаря мне и моей семье стал актером. На встречах со зрителями он часто рассказывал историю о том, как начинал свою творческую деятельность и вспоминал рыжего мальчика, который сыграл немаловажную роль в его судьбе. В конце концов мне это надоело и я взял с него слово, что он больше о рыжем мальчике говорить не будет.

Когда, будучи знаменитым, он в очередной раз приехал в Астрахань на творческую встречу в кинотеатре «Октябрь», в зале собралось без малого тысяча человек. И я ему напомнил, что о рыжем мальчике ни слова. Мы с его бывшей супругой, Аллой Балтэр заняли свои места в самом последнем ряду. Журналисты задают свои вопросы и вновь прозвучал тот самый: «С чего все начиналось?». Он призадумался и сказал, что не может ответить, поскольку обещал не рассказывать эту историю. А журналист попался неуклончивый и стал упрашивать — ну, Виторган еще немного покрутил и сдался: «В детстве у меня был друг рыжий, его родители работали в театре…». И вот он сейчас сидит в зале на последнем ряду с моей супругой». Весь зрительный зал мгновенно оборачивается к нам. А я сижу весь красный, как рак.

Что-то пошло не по сценарию…

 Разного рода забавные случаи и казусы случаются постоянно, потому как искусство театра – живое. Хотя, наверное, спустя время они начинают казаться забавными, а в тот самый момент… Бывает, не срабатывает какой-то винтик, тогда актерам приходится выкручиваться самим. Со мной случалось немало казусов. Будучи режиссером, я переиграл десятки ролей — в силу разных причин. Нужно спектакль начинать, а актера нет: заболел или еще что. Зал полный, и зритель уже аплодирует. У кого на слуху весь текстовый материал? Конечно, у режиссера!

Однажды мне пришлось в течение короткого времени ввестись на роль Герцога в шекспировской «Двенадцатой ночи» вместо заболевшего актера. Если в спектакле, написанном прозой, можно как-то выкрутиться, то со стихами это сделать сложнее. В сцене я должен был сказать шуту, чтобы он пошел к Оливии и передал мои слова о любви к ней — и все это на целую страницу стихотворного текста! В конце я даю ему золотой. И вот, я вышел на сцену — и все забыл. Что чувствует актер в такую минуту? Начинается испуг. Я знаю главную задачу — что должен послать шута и при этом важно сохранить стихи. Прихожу в себя и говорю: «На — золотой, иди за госпожой!» — и стих сохранен, и задача выполнена.

Юрий Кочетков, Астраханский ТЮЗ

Юрий Владимирович часто вспоминает о прошлом

Каждому актеру хоть раз в жизни снится страшный сон, что он забыл текст. Он просыпается в ужасе и холодном поту.

Или популярная пьеса «Щит и меч». Персонажи: русский разведчик и его враг, гестаповец. Актер заболел. Угадайте, кто пошел на сцену вместо него? Начинаю прикидывать, как разбросать текст: эта сцена пойдет под суфлера, тут напишу шпоры и т.д. В перерыве готовлюсь к сцене допроса, раскладываю на столе всю свою роль, я ее даже не успел вычитать, как следует. Знал, что буду перекладывать листы во время допроса и таким образом заглядывать в роль. А реквизитор, не подозревавший о моем плане, навел на столе порядок и убрал листы с подсказками в стол. Я выхожу на сцену в гестаповском черном мундире, прохожу к столу, а он — Пустой! А тут уже входит Вайс (его играл Николай Четвергов) и говорит свою реплику: «Хай, Гитлер! Вызывали?» Я говорю: «Да», — и все — дальше не знаю, что говорить. Вот тут актерская сообразиловка сыграла у Николая Четвергова: «Вы, наверное, хотите спросить меня…». И так он всю мою роль проиграл, наводя меня на мою реплику. А я только отвечал: да, нет.

Очень сложный ввод был в спектакле «Варшавская мелодия», где заболел главный герой и мне пришлось также срочно вводиться вместо него. Текста на целый том — 50 страниц! Я пишу шпоры и раскладываю их, согласно мизансценам: что-то в кепку, что-то в ресторанном меню, что-то под суфлера. И таким образом, на автомате сыграл весь спектакль. А смешнее всего было, когда через несколько дней в местной газете вышла рецензия на постановку: «Чувствуется, какой большой труд вложили актеры в постановку!».

Юрий Кочетков, Астраханский ТЮЗ

В кабинете Юрия Кочеткова

АК: В течение нашей беседы мы невольно принимались разглядывать увешанную фотографиями стену в кабинете Юрия Владимировича. Оказалось, что в этом самом кабинете побывали самые разные яркие театральные и кинодеятели. Василий Лановой, Владимир Меньшов, Людмила Чурсина, Армен Джигарханян, Нине Брегвадзе  и многие другие.

Юрий Кочетков с Валентиной Заворотнюк

Юрий Кочетков с Валентиной Заворотнюк

Бывали здесь и губернаторы, и министры, и даже два космонавта. В этой галерее есть и портрет мамы Юрия Владимировича – актрисы Ольги Пеньчковской. Его отец Владимир Кочетков вначале был актером, а уже в последние годы работал директором драматического театра. Дочь Юрия Кочеткова — Екатерина Кочеткова — всегда рядом с ним в театре. Сейчас она занимает должность заместителя директора по организации зрителя ТЮЗа. А внук — Владимир Кочетков — окончив в Москве Высшее театральное училище им. М.С. Щепкина и Киноакадемию Никиты Михалкова, продолжает семейные традиции уже в столице, снимается в кино и рекламе, участвует в концертах. В настоящее время играет в Государственном театре киноактера.

Юрий Кочетков, Астраханский ТЮЗ

Юрий Кочетков с внуком