АстраКульт

Михаил Головачев: Таксидермия относится к искусству

Есть такая профессия…

AstraKult продолжает знакомить вас с редкими профессиями из мира культуры. На этот раз поговорим о самобытном ремесле и его почетном носителе, который уже 30 лет работает в Краеведческом музее. Заведующий таксидермической лабораторией Михаил Головачев сам расскажет об особенностях своего непростого, но очень интересного дела.

– Таксидермист – профессия особая. Как вы начали заниматься этим интересным делом и как оказались в Астраханском краеведческом музее? 

– История простая. В этом музее более 40 лет проработал мой отец. Можно сказать, что здесь я родился и вырос. А потому и выбора особого у меня не было. Даже после школы, при поступлении на географический факультет тогда еще Астраханского пединститута (ныне – Астраханский государственный университет, ред.), договорился с ректором, что по окончании обучения я иду работать в музей.

58_result


За 30 лет Михаилом Головачевым выполнено более 300 чучел — все они представлены в экспозициях, отреставрировано более 800 предметов, передано музею-заповеднику свыше 500 предметов, характеризующих историю, культуру и общественную жизнь Астраханской области.


– Каким образом можно освоить это ремесло сегодня? Или есть знания, которые передаются только из поколения в поколение?

– Из поколения в поколение – это, кстати, большая редкость. В 1996 году была создана ассоциация российских таксидермистов. Я был одним из инициаторов ее создания. Так вот на первый съезд приехало чуть более 40 человек.

– Со всей России?

– Да. Там были и молодые, только начинающие, и опытные специалисты. Среди них и очень известные, как например, Назьмов. Ему тогда было 88 лет. Он работал в Дарвинском музее в Москве.

Николай Константинович Назьмов известный российский таксидермист, посвятивший себя созданию экспонатов для музейных экспозиций в краеведческих, естественноисторических и академических музеях России и СНГ. Многие из его работ украшают экспозиционные залы Дарвиновского музея.

В то время можно было действительно говорить об очень редкой профессии, научиться этому было сложно. Не было учебных заведений. Весь опыт мастера передавали своим ученикам. Преемственность поколений была редкостью. Я в этом роде оказался единственным на съезде. В нашем же роду, со слов отца, этим занималась еще моя прабабушка, но она не была широко известна и не работала в музее.

В конце 90-х были созданы коммерческие курсы таксидермии в Санкт-Петербурге. Они работают по сей день, и желающих обучаться там до сих пор немало. Больше скажу, это не исчезающая профессия — таксидермистов сейчас стало гораздо больше, чем, скажем, 20 лет назад. В одной только Москве существует огромное количество фирм по изготовлению чучел животных. Наиболее известный из российских специалистов – Александр Соколов. Он работает в обеих столицах, а начинал когда-то у Заславского. Назьмов и Заславский — это два самых известных советских таксидермиста.

Михаил Абрамович Заславский – отечественный художник-таксидермист. Экспедиции в самые отдалённые уголки нашей Родины позволили М.А. Заславскому создать в Зоологическом музее АН СССР в Ленинграде высокохудожественные научные композиции-диорамы и биологические группы из жизни животных и большое количество динамичных, превосходно выполненных фигур отдельных животных.

– Можно сказать, что таксидермист – это своего рода художник и скульптор? Какими качествами он должен обладать, прежде всего?

– Да, можно так сказать, и это признано уже во всем мире. Таксидермия относится к искусству, а не к ремеслу, как раньше — тогда это считалось рабочей профессией. Таксидермисты – художники, а таксидермические работы приравниваются к произведениям искусства. Например, при вывозе их за границу необходимо специальное разрешение.

Если говорить о качествах, то не каждому это дано. Попробовать может любой, но здесь, как говорится, «чувствует» человек или «не чувствует». И, конечно, помимо художественного таланта, дара восприятия необходимы еще знания анатомии, повадок животных и т.д.


Кроме того, наш собеседник — единственный палеонтолог Астраханской области! С 1996 года он ведёт работы по палеонтологическим изысканиям на территории региона. Михаил Головачёв — автор раскопок, реставратор и реконструктор скелета мамонта, найденного на территории Черноярского района, и создатель первой палеонтологической экспозиции «Возвращение мамонта».

Позднее им была разработана научная концепция экспозиции «Живое прошлое Земли», которую сегодня так любят посетители Краеведческого музея разного возраста. Эта экспозиция признана лучшей в регионе.

В 2009 году палеонтологом был найден полный скелет бизона – это вторая после 1935 года подобная находка на территории России. Экспонат представлен в экспозиции «Живое прошлое Земли». 

За годы палеонтологических исследований Михаил Головачёва сдал в фонды музея-заповедника, ввёл в научный фонд и в экспозиции более 1500 находок.


– В любом ремесле существуют свои особенности и секреты. Можете поделиться некоторыми из ваших?

До момента создания ассоциации таксидермистов в 1996 году все мастера держали свои приемы в секрете и передавали своим ученикам, когда те достигали определённого уровня. Существовало несколько школ (напр.: Питерская, Московская) – как в живописи. И у каждой были не только секреты, но и недочеты. Первые съезды в рамках ассоциации ставили перед собой задачу обмена опытом. Тогда многие поняли, что держать что-либо в секрете не имеет смысла, ведь всем хотелось изготавливать чучела качественно.

Основной принцип таксидермии — не загубить то животное, которое уже убито. Не испортить его. Изготавливаемое чучело необходимо сделать на максимально высоком уровне. Внешние данные должны быть так же максимально приближены к «живым». Существует огромное количество горе-мастеров, которые не «чувствуя» материал делают пугало. К сожалению, большинство талантливых таксидермистов работает сейчас не в музеях, а в частных фирмах.

– Расскажите, с чего начинается сам процесс? Какие этапы он проходит, прежде чем стать музейным экспонатом?

– Многие таксидермисты занимаются охотой, в плане добычи материала для изготовления чучела. Это не любительская охота, а часть работы. Когда-то я и сам охотился, но уже 18 лет как отказался от этого.

Животные попадают в музей различными способами. Буквально недавно, два месяца назад, к нам пришел мужчина, положил на стол орла и ушел. Оказалось, молодой орлан, слеток, выпал из гнезда. Мужчина подобрал его в камышах, когда был на рыбалке. Птица уже умирала. Он пытался ее выходить, спасти, но не получилось. Таких историй огромное количество.

После того, как животное попало в музей, с него снимаются анатомические промеры. Эти промеры нужны и в качестве бесценной научной информации и для изготовления искусственного манекена при создании чучела. Затем снимается шкура, обрабатывается. Любое животное – будь то птица или рыба — должно подвергаться специальной химической обработке, чтобы его не поражали насекомые-вредители. Когда-то аналогом современных синтетических веществ был мышьяк, который, к сожалению, не обеспечивал длительной сохранности. Поэтому периодически приходилось чучела подвергать дополнительной обработке. Сегодня, после одной обработки современными инсектицидами при изготовлении чучелу гарантирована защита от насекомых не на одну сотню лет.

После того как шкура выделана, создается манекен. Способов его изготовления множество. Самый традиционный – метод накрутки, изобретенный еще в начале19 века, до сих пор используется многими  мастерами и дает при определенных навыках неплохие результаты (как правило, используется для мелких и средних животных). На проволочный каркас (шея-тело-хвост, передние и задние конечности) наматывается вата, создавая приблизительную анатомию мышц. Для придания мышцам рельефа используют специальную мастику. На готовый манекен одевается шкура и аккуратно сшивается. Затем чучело устанавливается для позирования на подставку. Хотя позу будущего чучела лучше продумать заранее. После придания чучелу естественной позы наступает ответственный этап сушки. Этот процесс может длиться до нескольких месяцев, все зависит от размеров животного. Затем монтируется в экспозицию.

– Как много времени уходит на изготовление чучела?

– От нескольких дней до многих месяцев, смотря, что Вы хотите изготовить – воробья или слона.

– В Интернете много фотографий чучел животных, и у большинства слегка … удивлённый взгляд…

– (Смеется). Да, есть даже специальный сайт, где выставлены фотографии таких работ. Существуют современные и старые технологии. А существуют еще очень старые. Люди часто пытаются изготавливать чучела по дореволюционным книжкам. Дело в том, что после сушки шкуры глаза могут начать выпучиваться из-за неправильно выбранного объема ваты при подбивке глазниц черепа. Раньше применяли натуральную вату, а сейчас синтетическую. Она не спрессовывается, разжимается и «выдавливает» глаза. Это технические моменты. Сейчас специалисты используют мастику, которая не дает усушки и не трескается.

– Есть ли у вас экспонаты, которые любите больше всего? Самая сложная, или особо запомнившаяся?

Самая любимая работа по качеству исполнения и с композиционной точки зрения – семейка птенцов-слетков серой неясыти на одной ветке.

Самой физически сложной по исполнению было чучело страуса. Самое популярное чучело – нетопырь – обезьяна с рогами.

Это просто шутка. Такие работы многие таксидермисты делают – создают несуществующих животных. Но это не искусство, а скажем, проявление здорового чувство юмора у специалиста. Первая такая «шутка» была изготовлена еще в конце 19 века в Англии. Это был заяц с рогами от косули. И периодически в этой стране раз в 10 лет кто-нибудь обязательно изготавливает чучело рогатого зайца. Это уже стало доброй традицией.